Аккордионист Марк Кауфман – единственный в Макеевке гравер

SAM_7074

Во времена СССР за услугой гравера стояли в очередях, чтобы подписать подарок: золотое украшение, часы, хрустальную вазу… Журналисты сайта 0623 встретились с мастером своего дела, гравером Марком Кауфманом.

- Марк Павлович, расскажите пожалуйста немного о себе. Где вы учились профессии гравера?

- Вообще-то я музыкант – аккордионист. В 19 лет я стал работать в Донецкой государственной филармонии в составе джаз-секстета. Тогда же познакомился с донецким гравером и заинтересовался этим искусством. Стал брать платные уроки мастерства.

SAM_7066

- Расскажите подробнее о работе музыканта.

- Музыка живет в моей душе с самого детства. Я родился в 1937 году и лет с четырех очень хотел играть на аккордеоне, но в те времена, после войны средняя зарплата составляла всего 50 рублей, а инструмент стоил целых 2 тысячи. Наша семья смогла позволить приобрести для меня аакордеон только когда мне исполнилось 14 лет. Только потом в моем распоряжении оказался дорогой эксклюзивный итальянский  инструмент «Skandalli», этот аккордеон давал ощущение, когда исполнитель сливается с инструментом – это не забываемо. Сейчас этот инструмент «живет» в Донецке.

  Я усердно занялся музыкой и решил, что буду уделять внимание русскому языку, чтобы быть грамотным и математике, чтобы уметь считать, а остальные предметы немного забросил и все время занимался.

К сожалению в Советское время класс аккордеона был запрещен в музыкальных школах и училищах, как буржуазный инструмент. Учился частным образом, очень любил посещать барахолку, в то время в городе Сталино она находилась на трамвайном кольце Марии Ульяновой. Там продавали трофейные инструменты и часто играл аккордеон.

 Мой музыкальный талант заметили и в 17 лет  пригласили в профессиональный оркестр донецкого кинотеатра «Комсомолец», далее в кинотеатр имени Шевченко. Через год мне представилась возможность многому научиться у  одного из лучших трубачей СССР, солиста оркестра Всесоюзного радио и телевидения Владимира Сафонова. Потом пригласили в филармонию, где я работал в джазовом оркестре под руководством Хосе Кабестани. Наш джаз-секстет тогда был известен во всех республиках Советского Союза.

SAM_7070

- Марк Павлович, приходилось ли Вам работать с кем-то из известных музыкантов и певцов?

- Работал в сотаве оркестра  с народным артистом Украины Валентином Землянским, народными артистами СССР Юрием Гуляевым и Юрием Богатиковым. Потом были трудности, давление со стороны руководства оркестр в полном составе уволился и стал работать уже в Херсоне с сестрами Шмелевыми, известными по песне «Танечка» из кинофильма «Карнавальная ночь».

- И грамматика действительно пригодилась в дальнейшей Вашей работе.

- Конечно, ведь работа гравера, не только твердость руки, но и красивый подчерк- каллиграфия и конечно же грамматика.

- Марк Павлович, вы ведь дончанин, почему стали работать в Макеевке?

- Дело в том, что работая в филармонии я очень хорошо зарабатывал. В месяц мы могли давать по 50 концертов, а потом шахтеры, представители других специальностей стали возмущаться, что у артистов очень высокие зарплаты. Тогда всем известная Екатерина Фурсова- министр культуры, издала приказ, что артисты не могут давать более 12 концертов в месяц. Соответственно зарплата снизилась где-то до 350 рублей.

Кроме того, у меня родился сын, и жена стала требовать, чтобы я ушел из филармонии. Вот тогда-то я и решил заняться гравировкой, оказалось, что в Макеевке не было гравера,  и я стал работать в вашем городе в Центральном универмаге.

SAM_7065

- И вы переквалифицировались. А было ли желание вновь вернуться в филармонию?

- Желание в душе было всегда, но сначало хотел сделать квартиру, потом ремонт в ней, мебель, машину, гараж. В общем временная работа оказалась постоянной.

- Помнится, в Советское время было очень модно подписывать подарки?

- Да, это так. Очереди были огромные, подписывали все, что угодно. В те времена постоянно ездили по обмену опытом и возили сувениры в разные города, а перед этим всегда подписывали. Приезжали не только макеевские заказчики, но и донецкие тоже, видимо нравилась моя работа. Были заказы для Януковича, Кравчука, Пустовойтенко, а в СССР – Пономареву делал надписи, Девятаеву – герою СССР, который угнал из немецкого плена самолет с пленными.

- А есть ли у Вас преемник, желающий перенять искусство гравировки?

- К сожалению, нет. Было много желающих, но потом, почему-то не получалось. Да и не будет молодежь этим заниматься – очень дорого: налоги, пенсионный, аренда, коммунальные по аренде, оборудование тоже очень дорогостоящее. Один бур стоит примерно 10 гривен, а качество не очень хорошее, хватает подписать только пару часов, реостат с наконечником стоят более двух тысяч, а заказов сейчас очень мало. В основном юбилярам подписывают медали и очень популярным стало подписывать замочки на свадьбу. Некоторые ювелиры пытаются подписывать, но это не совсем та работа. Я работаю, потому что есть пенсия, отсюда не большой доход получаю, больше расходов.

SAM_7072

- Марк Павлович, а ваш сын не интересовался гравировкой?

 - Мой сын известный в Америке ювелир -  Станислав Кауфман. Он разработал очень красивый и дорогостоящий проект яйца Фаберже, которое делал в нерабочее время в течение 10 лет. В последствии это драгоценное изделие оценили в 2 миллиона 50 тысяч, на изготовление яйца ушло 3 тысячи бриллиантов и рубинов и килограмм золота и платины. Станислав хочет вернуться на родину, но продать свой шедевр не может – более половины денег заберут американские налоги, 15% возьмёт аукцион, вложенные личные деньги вернуть.

- Вы никогда не хотели уехать в Америку на ПМЖ?

- Я ездил в гости, а мою жену сын забрал. Она прожила там 16 лет и трагически погибла. У меня есть гражданская жена, а с сыном очень часто общаемся в скайпе.