«Мечтаем вернуться домой», - история макеевчан-переселенцев

Война, не спрашивая, внесла свои коррективы во многие жизни, во многие судьбы. Разбросала по миру, расселила так, как ей было угодно. Лишила дома, родных и близких, привычного круга, образа жизни… Наверное, у каждого сегодня неожиданно появились друзья в Казахстане, Якутии, Германии… Вернее, друзья – не новые, с ними вы и раньше были знакомы, только вот жили они поближе.

О том, что хорошо там, где нас нет, знают все. Но на собственном опыте это пришлось испытать и убедиться в точности высказывания переселенцам и беженцам из Донбасса. У каждого из них своя история, своя причина вернуться или не вернуться. Похожи судьбы всех, кто был вынужден уехать, в одном: жизнь навсегда поделилась на «до» и «после».

Макеевчане Нина и Миша уехали из города в начале лета 2014-го. Решение было непростым и небыстрым.
— Очень долго думали, взвешивали, то собирали сумки, то снова распаковывали, то остаемся, то снова едем, — вспоминает Нина. – Но в апреле 2014 года у нас родился ребенок. И когда мы подумали, что наш на тот момент трехмесячный сынок будет слышать взрывы, приняли решение – уезжаем! Ради сына! Сначала остановились у близких родственников в Ростове, но все оказалось намного сложнее. Сделали попытку оформить необходимые документы на беженство. Оказалось, что Федеральная миграционная служба (ФМС) в Ростовской области такого статуса не оформляет, а насчет временного убежища сотрудники ФМС тихонько промолчали и сочувствия особого не проявляли. Не выдержав натиска большого города, через четыре месяца вернулись домой. Но уже спустя три месяца вновь решились на вторую попытку устроиться на чужбине.

В этот раз ехать было особенно некуда. Больше не хотелось нагружать своими проблемами близких. Поехали в Краснодарский край к друзьям, тоже переселенцам из Донбасса, которые уехали чуть раньше и уже немного освоились на новом месте.
Остановились в небольшом городке Абинск Краснодарского края.

— Снимали небольшую квартирку. Я сидела с ребенком дома, а муж работал. Пришлось смириться с новой реальностью: имея высшее образование, муж был вынужден работать не на самой престижной работе. Чтобы получить более выгодную должность, надо пройти целый ряд процедур – получить разрешение и патент на работу, желательно, конечно, и гражданство. Из заработной платы в 23-25 тысяч рублей 10-11 тысяч мы ежемесячно отдаем за аренду квартиры. На остальные деньги живем втроем. Хватает, по сути, только на продукты. С одеждой, в первую очередь для ребенка, спасибо, помогают родственники мужа.
Не остались в стороне и чужие люди. Ребята вспоминают, что, когда только приехали в Россию, соседи, узнав, что рядом с ними поселились беженцы из Донбасса, несли у кого что было – посуду, продукты, какие-то вещи первой необходимости… Все хотели помочь.

— Особенно это касается старшего поколения. Они очень участливые. Молодежь более равнодушно к этим моментам относится, где-то даже отстраняется, делает вид, что их это не касается, мол, разбирайтесь сами со своей войной, — рассказывает Нина. – А старшее поколение, люди, которые еще помнят ту войну, Великую Отечественную, переживают, как за родных. С одной нашей соседкой мы даже малыша ненадолго оставляем, когда надо по делам куда-то сходить.

— Повезло, что в небольшом городке сотрудники ФМС не такие жесткие и хладнокровные. Здесь отнеслись к нам по-человечески и помогли оформить временное убежище, — говорит Миша.

Новых друзей на новом месте ребята не приобрели. Общаются по большей части с теми, кто тоже приехал из Донбасса – больше понимания, больше общих тем для разговора.
Никаких пособий и помощи от государства ребята не получают. Выживают на то, что зарабатывают сами.

— Мы очень благодарны всем, кто нам здесь помогал, особенно в первое время, устроиться на новом месте, — говорит Нина. – Наш ребенок не знает, что такое война, он не слышал звуков бомбежки, и для нас это самое главное.

Недавно Нина с сыном приезжали в Макеевку – в гости к бабушкам и дедушкам привозили на побывку внука. За полтора года жизни маленький Андрюша уже успел напутешествоваться…
— Знаете, шла по городу и понимала, что хочу вернуться. Новый город все равно не стал Родиной.

Весной ребята намерены возвращаться домой насовсем. Единственное, о чем переживают, — удастся ли мужу найти работу, чтобы прокормить семью… Уж очень не хочется сидеть на шее у родственников.

— По сути, нежелание быть иждивенцами, наверное, стало еще одной весомой причиной не остаться здесь, в Макеевке, — говорит Нина. – Весной 2014-го муж остался без работы, найти новую было практически невозможно, а сидеть на шее у родителей, да еще и с маленьким ребенком, мы себе позволить не могли. В России хотя бы проблем с трудоустройством не было. Чувствовали, что мы никому не в тягость, что сами в состоянии себя обеспечить. Наверное, женское сердце больше тоскует по родным местам. Мужчинам немного легче в этом плане. Например, несмотря на все трудности, мой муж ко всему относится более спокойно. И говорит, что для него дом там, где мы с сыном. А для меня очень важно, где именно я нахожусь, и хочется чувствовать объятия всех своих близких, а не просто всех видеть по скайпу через Интернет. А как я скучаю за мамочкой!.. Сейчас говорят о стабилизации ситуации на Донбассе, и душа потянулась домой. Но больше всего в настоящее время пугают неизвестность и неопределенность. Очень хочется стабильности, спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Очень верю, что это время придет.